Главная / О наших подопечных / Будни Службы добровольцев. Тереза

Будни Службы добровольцев. Тереза

24013140Добровольцам не очень понравилось поздравлять ветеранов ВОВ из Владивостока с Днем Победы.
«Мы были седьмые в очереди!»
«Перед нами поздравляли банкиры. На нас даже особо не обратили внимание».
«Дай нам других ветеранов. Бедных, одиноких. Кому мы будем нужны!»
- Где же я их возьму? – недоумеваю я. Государство хорошо заботится о ветеранах и участниках ВОВ.
И вот в этом году как раз перед Днем Победы Бог предоставил такую возможность послужить тому, кто очень нуждался в помощи.
В начале мая навещала Тысячекоечной нашу давнишнюю подопечную. Мы год назад ей помогли с операцией на шейке бедра. Но что-то пошло не так. Теперь ей нужен эндопротез.
Разговариваю с ней в палате. Объясняю про инвалидность и квоту на эндопротез. Слушаю, как изменился ее муж после крещения: почти не пьет, молится, нашел работу. И тут мое внимание привлекает бабушка возле окна, которая ухватившись за ограничитель (чтобы пациенты не сваливались с кровати) что-то непрерывно бормочит.
Спрашиваю о ней.
И получаю коллективный ответ всей палаты.
Блокадница, участница войны, радистка. Девяносто четыре года. Шейка бедра. Живет на острове Русском. Одинокая. Вышла за человека намного моложе себя. У него не было квартиры. Теперь есть ее квартира и ее пенсия.
- Он плохо с ней обращается.
- Она кричит, когда он меняет ей памперс.
- Целует ему руки, чтобы не обижал.
- Ее Путин лично поздравлял, когда сюда приезжал. Орден вручил.
- Она, говорят, была модница. До последнего ходила в шляпках,
- Все время зовет какого-то Васеньку — женщины из палаты дополняют друг друга.
Подхожу к Терезе, так зовут бабушку. Пытаюсь с ней говорить. Бабушка перестает бормотать, но на вопросы не отвечает, смотрит слепыми глазами вникуда.
- Она крещенная? – спрашиваю у женщин.
- Муж говорит, что крещенная.
- В Православии? С каким именем? Причащалась? В храм ходила?
Женщины только пожимают плечами.
- Можете узнать у мужа?
- Он не скоро к ней придет.
- Вы хотите, чтобы к Вам пришел батюшка? – громко спрашиваю Терезу.
Она вслушивается в слова. Но даже не пытается ответить. Еще задаю несколько вопросов, делая акценты на словах «Исповедь», «Причастие», «Покаяться». Результат тот же – затишье.
Звоню добровольцам, рассказываю о бабушке. Обрисовываю фронт работы: гигиена, памперсы, обработка начинающихся пролежней и обязательно молитвы вслух. Начинающим и стесняющимся советую молиться хотя бы про себя, но постоянно, пока ухаживают за бабушкой. Когда Причастие невозможно, остается только молитва.
- Васенька, Васенька, — жалобно и с надеждой повторяет Тереза, смотря слепыми глазами куда-то вверх.
После первого посещения добровольцев Тереза всю ночь проспала спокойно, не кричала. Женщины в палате благодаря этому тоже выспались.
С каждым посещением Тереза становилась все тише. И в середине мая так же тихо перешла в вечность.

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс