Путь домой

146451_600С Александром наши добровольцы Ира и Юля познакомились прошлой весной. Он лежал в Тысячекоечной после перелома ноги. После выписки ему некуда было идти, так как раньше жил на квартире жены. Жена умерла, он некоторое время оставался с ее родителями, но квартира маленькая — всего одна комната, и Александру стало неловко стеснять людей своим присутствием.
После выписки он некоторое время жил в простестантском приюте на Крыгина. Когда там начался ремонт, бомжиков попросили поискать временное пристанище. Он обратился к нашей Юле за помощью. Юля слезно меня просила пристроить Александра в реабилитационный центр при Покровском храме. Мне эта идея не очень нравилась. Я пыталась объяснить, что подобный контингент у нас не задерживается, им нужна полная свобода. А у нас подъем-отбой по часам, послушания.
- Но он не такой. Он ведь хороший, — не унималась Юля.
Руководитель центра о.Александр дал добро. В назначенный час Александр пришел, пообщался со старшим… и тут же ушел, назвал кучу причин: и на кладбище к жене надо съездить и еще что-то. Обещал вернуться через день, но пропал.
146777_1000И объявился только в октябре. Снова позвонил Юле. У него стало болеть горло, врач поставил онкологию. Надо сдать биопсию, денег нет. В кассе Службы «Милоердие» на тот момент было пусто. И добровольцы Ира и Юля пожертвовали свои деньги на анализ. Третья степень, оформление документов на инвалидность, помощь лекарствами. Девочки его не забывали. Потом Александр опять пропал.
И, когда мы собирались ехать поздравлять детей на Рождество, снова позвонил Юле.

Вот фрагмент из другой публикации об Александре: «Пока мы ехали к детям, доброволец Юлия, у которой в машине лежали подарки  для детей, позвонила и сказала, что ей надо ехать  забрать нашего подопечного еще с Тысячекоечной. После выписки Александр жил в хижине с товарищем на Дальхимпроме. Сейчас сидит на дороге, говорит, что 10 дней ничего не ел, очень слаб.
Советую сразу по приезду вызвать скорую, чтобы с истощением забрали в больницу. Юля засомневалась, что скорая его заберет. И пришлось договориться с реабилитационным центром для наркоманов и алкоголезависимых, чтобы временно приютили. У Александра кроме всего прочего еще рак гортани 3 степени. Он может кушать только жидкую пищу.
День выходной, пробок не было и Юля успела пристроить Александра и успеть в школу-интернат с подарками на праздник.
На следующий день Александра все-таки забрала скорая с обморожением — пальцы на ногах стали чернеть. Операцию пока не сделали. 
Когда навещали Александра в больнице, он рассказал свою историю. Получил пенсию по инвалидности и отправил товарища с которым жил в магазин, купить картошки, молока. Товарищ пропал. Александр после травмы ходит на костылях и спуститься самому с ледяной горки в магазин ему не под силу. Сотового телефона нет, чтобы нам позвонить. Первые дни выходил на улицу нагребал в кастрюльку снега, в хижине в печке жег тряпки, так как дров уже не было, чтобы растопить снег и попить немного. На десятый день решил выйти на улицу и попросить прохожих, чтобы позвонили Юле. Сидел на дороге несколько часов пока наконец одно отзывчивое сердце разрешило воспользоваться сотовым телефоном. Пока ожидал милости от людей, отморозил пальцы на ногах, и сразу это не заметил, только на второй день. Сейчас лежит в больнице, наши добровольцы его навещают. Приносят детское питание, домашнюю перетертую еду и помогают с лекарствами.»

Лежал в больнице Александр долго, полтора месяца. Операцию (удалили несколько пальцев на ногах) сделали не сразу, так как организм был сильно ослаблен, гемоглобин всего 70. В прошлую субботу забрали его с больницы, отвезли в реабилитационый центр. Еле ходит, говорит с трудом и не разборчиво.
Стали искать его родственников. С мамой не общался 20 лет. Жива она или нет, не знает. А если жива, захочет ли видеть? За время существования Службы мы уже привыкли, что зачастую даже родная мать не хочет видеть своего блудного сына, не говоря уже о жене, детях и более дальних родственниках. Адрес сказал, телефон не знает.
Нашли по интернету деревню Сеньково Орловской области. Храм есть только в районном центре, но телефон нигде не указан. Блуждая по яндексу, случайно зашли на сайт местной средней школы. Позвонили.
- Бабу Нину? Конечно знаю. Да, жива. — сказал приятный женский голос. — я ей передам, что вы ее ищете.
Через пару часов позвонила соседка бабы Нины, Марина. Я ей обрисовала ситуацию: болеет, ходит на костылях, хочет домой, можем оплатить авиабилет до Москвы.
- Это же очень дорого!
- Сейчас скидки, билет от 5 до 8 тысяч можно взять. Вы можете его встретить в Москве?
- Это ведь так далеко. Только в Глазуновке можем встретить. Где он все это время жил? У Нины ведь два сына и оба уехали на Дальний Восток.
Связываемся со Службой «Милосердие» в Москве, просим помощи. Сотрудники Службы помощи бездомным встретили Александра в аэропорту, купили билет на поезд Москва-Глазуновка, помогли с лекарством, сделали обезбаливающий укол, посадили на поезд.
Сегодня уже созвонились с Александром. Он дома. Мама попросила трубку, чтобы поговорить с нами. Благодарила за сына.
За день до вылета у Александра поднялась температура 38,2 — во Владивостоке все гриппуют. Я в панике: билеты куплены, в Москве его ждут, организм Александра и так ослабленный, а тут грипп, да еще в самолете лететь… Аспирин на ночь… и утром Александр здоров! даже решил лететь домой не на костылях, а с палочкой. На фотографии идет в машину, чтобы ехать в аэропорт. Сегодня Александр будет звонить Юле благодарить. Обещал выслать фотографии мамы и дома, где живет.

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс